Отечественная шахматная школа, предмет гордости и восхищения любителей шахмат, остаётся одной из сильнейших в мире
Д.Медведев
Мастер ФИДЕ Олег Безман (Самара): «Золотой фонд». Статья №1.

















Мастер ФИДЕ Олег Безман (Самара): «Золотой фонд». Статья №1.
Воскресенье, 13 Август 2017

Здравствуйте, уважаемые любители шахмат!

Сегодня, я хотел бы сконцентрировать Ваше внимание на самой важной составляющей шахматной науки – красоте комбинации. Не будь ее, вряд ли мы столько времени в своей жизни, с удовольствием, передвигали бы фигуры по доске. Могут ли глубокие стратегические планы, проводимые на шахматной доске, завораживать так же, как неожиданные, далеко рассчитанные комбинационные удары? Не думаю.

Считаю, что планы, связанные с получением незначительного позиционного перевеса или с длительным нажимом на какую-нибудь пешку, значительно уступают по красоте прекрасному миру тактики.

Сухость и скудность шахматных идей один раз уже чуть не поставили шахматы на грань выживания. Я имею ввиду XIX век, когда искусство шахматной игры стало упираться в простой прагматизм.

К счастью, в этот период появилось творчество таких людей как Адольф Андерсен, со своими мощными атаками и каскадом красивых жертв или Пол Морфи, который поражал изысканностью комбинационных ударов. Я, например, окончательно влюбился в партии Пола Морфи, после того, как увидел в его исполнении маты в миттельшпиле двумя конями.

Где же сконцентрирована максимальная красота шахматной игры? Судя по тому, что наибольшее внимание в наше время уделяется дебюту, видимо в нем. Шучу. Конечно же, это не так. А между тем, я не случайно упомянул дебют. Очень многие молодые шахматисты, с моей точки зрения, обкрадывают себя, уделяя основное внимание именно начальной стадии партии. Безусловно, я не имею ввиду всех. Все люди разные и каждый со своим талантом. Однако, многие хотят победить сразу, не пытаясь даже приблизиться к вратам шахматного искусства.

Другое дело, когда речь заходит о миттельшпиле или эндшпиле. Здесь уже более широкое поле для шахматного искусства. Почерпнуть многочисленные идеи можно из партий сильных шахматистов, указанных в книгах. А вот уникальные, необычайные по красоте замыслы раскрываются только в этюдах!

Неоднократно слышал даже от хороших тренеров, что решать этюды очень сложное занятие и поэтому они не заставляют учеников это делать. Соглашусь, что многие этюды действительно сложны и бывает, что решению поддаются с трудом, но в таком случае их необязательно решать, а достаточно разобрать. В голове должно остаться самое главное – идея решения сложной комбинации, да красота ее исполнения!

Я лично воспринимаю шахматный этюд как кристалл науки. То есть красота в чистом виде, без всяких примесей.

Не зная этюдных идей, шахматист часто проходит в своей практике мимо нужных ему дверей. Отчасти это происходит и потому, что он не верит в себя и свои силы, отвергая уже на подсознательном уровне, возможность самостоятельно творить искусство на собственной доске. А начало этому нетворческому подходу лежит в детстве и виноват в этом не только он сам, но и в первую очередь его тренер. Здесь, правда, необходимо заметить, что если тренер говорил о книгах с этюдами, а ученик не пожелал найти или открыть их, то какие могут быть претензии к тренеру?

Итак, этюд. Что это? Обратимся к шахматной энциклопедии, в которой сказано следующее: «шахматный этюд – это составленная шахматным композитором позиция, в которой одной из сторон (обычно белым) предлагается выполнить задание (выиграть или сделать ничью) без указания числа ходов…Этюд близок к практической партии…Начальная позиция этюда выглядит обычно естественной и напоминает положение из партии (преимущественно из эндшпиля, реже из середины игры)…».

Даже в определении уже есть четкое указание на то, что этюд выглядит естественно и напоминает практическую партию. Вот почему этюдами не только можно, но и нужно заниматься в обязательном порядке!

Совсем немного истории…

Шахматные композиции в древности назывались мансубами. Интересная деталь заключалась в том, что побеждающая в мансубах сторона, на первый взгляд, всегда находилась в безнадежном положении. Приведу всего два примера из сохранившихся в мире мансуб.

Как Вы видите, белый король находится в смертельной опасности. Однако, ход в позиции на диаграмме за белыми, и они с честью выходят из создавшегося положения…

1. Кh5! Лh5 2.Лg6!! Крg6 3.Ле6 мат.

Похоже на современную практическую партию? Конечно. И всё бы ничего, но данная мансуба была упомянута Абу Наим Аль-Хадимом  в далеком 840 г. Удивительно? Ещё бы! Оказывается, что наши предки неплохо разбирались в красоте шахматной игры.

А вот еще пример…

Здесь необходимо отметить, что белый король уже ходил и рокировать не может. Справедливости ради отмечу, что во времена составления данной мансубы (как утверждают современные историки) в шахматах не было понятия рокировки. Ему грозит мат и еще у белых висит ладья на «f4». Белые не только справляются с этими трудностями, но с помощью не хитрой комбинации заставляют черных капитулировать.

1. Лh5 Лh5 (единственное, иначе 2. Ла6 – линейный мат) 2. Ла6 и 3. Ла5, выигрывая черную ладью, а с ней и партию.

История не сохранила имени создателя этой мансубы, только псевдоним – «Болонский гражданин». Дата создания впечатляет не меньше, чем в предыдущем примере – ХIII век!

Ну а теперь скажу о самом главном. Мне как шахматисту-практику по жизни попадались очень красивые этюды, которые усиливали мою любовь к шахматному искусству. Я очень хотел бы поделиться с Вами своими впечатлениями и поэтому на нашем Самарском сайте samara-chess.ru теперь будет работать рубрика «Золотой фонд».           

Итак…

Приблизительно около 1990 года мне в руки попалась брошюра Александра Нафтальевича Кобленца «Рассказы о комбинациях», издательство «Физкультура и спорт», Москва, 1970 г. В этом издании был опубликован этюд Александра Петровича Казанцева, прославленного в СССР писателя-фантаста.

Наверное, именно этот этюд впервые серьезно затронул мою душу шахматиста и навсегда наполнил ее любовью к древнему искусству.

Как и в древних мансубах, у белых не хватает материала, хотя согласно задумке автора, они не только должны выкрутиться из создавшейся ситуации, но и победить. Кроме нехватки материала, у белых есть два существенных плюса в позиции на диаграмме – это неудачное расположение черного короля (почти в матовой сетке) и проходная пешка «е». Но как добраться до черного короля пока остается загадкой. Итак, вперед…

1. е7 Фа3 2. Лb4!

Ладья переводится на 4-ую горизонталь для охоты на… черного короля!

2…Фа7 3. Крс4! Фе7

Всё! Ферзя черных заставили встать на нужное для белых поле. Теперь каскад жертв, с целью открытия белой ладьи для охоты на черного короля.

4. Кg6! fg 5. Cf6! Фf6 6. Крd5 Крg5

Единственное. После 6…Сf4 7. Лf4 – пешечный эндшпиль проигран. Ну а теперь заключительный финал…

7. h4 Крf5 8. g4 hg

Черному королю просто нечем дышать. Последний штрих к портрету…

9. Лf4!! Сf4 10. e4 – мат. Маленькая пешечка поставила точку в судьбе черного короля!

Финальная позиция поражает своей лаконичностью. Даже не верится, что обе диаграммы из одного и того же произведения.

В одном из источников этюд датируется 1967 годом. Думаю, что это верно, так как в книге «Советский шахматный этюд», издательство «Физкультура и спорт», Москва, 1955 г. этот замечательный по красоте этюд отсутствует.

С уважением, Безман Олег.


Распечатать Переслать

Читайте так же:
  • Всероссийские соревнования среди сельских школьников.
  • "Спортивное обозрение". 20 сентября 2017 года. №35 (769).
  • Первенство Приволжского федерального округа.
  • Вячеслав Мочалин (Самара): "Первенство Европы в Румынии".
  • Мастер ФИДЕ Олег Безман (Самара): «Золотой фонд». Статья №4.
    Вернуться назад